Вам знаком термин басманное правосудие

Александр Мартынов: "Басманное правосудие"? Очень смешно!" | laibecepma.tk

Обществу был послан знак, что система восприимчива к Нигде так ярко не проявило себя басманное правосудие, как в деле. Это как раз шахматный термин. Потому что честно вам скажу: я не поверю , что такой опытный адвокат, как .. решении суда та или другая сторона могла написать про "басманное правосудие". .. Mark Watkins. Система "басманного" правосудия взращивает таких цигельников. .. Многим из тех, кто служил в армии, знаком термин "барбулятор". А тем, кому этот Привет, провинциалы, доброго вам утра и хорошего дня.

Оказываясь в поле гласности, даже тени года были не столько страшными, сколько смешными. Все, что реально придумали десятки следователей и сочинителей дел, для которых это годами было главным заданием родины, это следующее. Ходорковский с Лебедевым украли всю юкосовскую нефть, потому что это вообще не юкосовская нефть. Да, конечно, ЮКОС купил у них нефть, но по какой цене?

По внутренней, трансфертной, а не по цене Роттердама. Это и есть капитальное преступление. Голубые мундиры почему-то уверены, что придуманные ими законы лучше, чем законы экономики. Правильная ли организация была в ЮКОСе, где каждая компания занималась своим делом: Хороши ли вообще принципы, на которых строится транснациональная вертикально-интегрированная корпорация?

Философы-моралисты, жители фаланстер или фавел, доктринеры равенства в диапазоне от совка до Савонаролы, монахи-схимники, дервиши, пикейные бронежилеты, прокурорские работники — да кто угодно — могут иметь по этому поводу самые разные идеи. Что никак не отменяет капитальной реальности. Все эти транзакции и управленческие решения принимались в рамках одной системы.

Суд может объявить эту практику вне закона. Но только в одном случае. Если первым пунктом своего высокого решения заявит: В последнем случае Хамовники придется объявить еще и офшором. Невольная гротескность не отменяла драматизма.

Главными действующими лицами процесса были двое обвиняемых. Скованные одной цепью, запертые в одну клетку, они стали как бы двумя половинами единой личности. И эта двуединая личность коллег и друзей, сиамских кандальников, побратимов неправедной судьбы притягивала как магнит.

Безупречная эрудиция — деловая, социальная, юридическая. И все краски живой человеческой речи — юмор, пафос, убийственный сарказм. Быть их слушателем и зрителем было несравненным удовольствием. Может быть, это звучит цинично, как благодарность публики идущим на смерть гладиаторам. Кстати, цезаря сюда вызывали — в качестве свидетеля, но тот постарался уклониться. Некоторые близкие к персоне цезаря фигуры пришли и дали показания Христенко, Грефно не Сам.

Сбор подписей в поддержку Игоря Изместьева.

Не потому ли, что его присутствие здесь и без того ощущается сверх всякой меры? Ходорковский с Лебедевым не гладиаторы. В умной стране их выступления — блистательные презентации по социоэкономике транслировали бы по телевидению. Искрящийся интеллект, богатство знаний, житейская мудрость… И внутренняя свобода. Это речи абсолютно свободных людей — вот в чем их неотразимое обаяние. Смысл процесса — затеянной против них игры на уничтожение заключался в том, что у них отнимали — одну за другой — все степени свободы.

Дело, собственность, положение в обществе — все, чего они достигли в этой жизни и имели. Чтобы подавить личности, с вершины мира их опустили на тюремное дно. Итог — с точностью до наоборот — свобода от страха и иллюзий. На пике успеха они были функцией власти и собственности.

Теперь у них есть только то, что они собой представляют. Только то, что внутри, что выстрадано и оплачено по высшему счету. Заказчики процесса сильно просчитались. Личности, распрямившиеся во весь рост, с неограниченным кругозором, демонстрирующие ущербность бесконтрольной и произвольной власти, обрели совершенно иной социальный статус.

Возможно, водоразделом стала как раз черта между первым и вторым процессом. Про первый процесс еще можно сказать, что в нем была какая-то рациональность, пусть и в сильно извращенном смысле. Как рационален государственный переворот, который оправдывает полученная власть, или разбойное нападение, наградой которому служит захваченная собственность.

Второй процесс не имеет и такого оправдания. Оказываясь в поле гласности, даже тени года были не столько страшными, сколько смешными. Невольная гротескность не отменяла драматизма. Главными действующими лицами процесса были двое обвиняемых.

Слушать их было несравненным удовольствием. Может быть, это звучит цинично — как благодарность публики идущим на смерть гладиаторам. Смысл процесса — затеянной против них игры на уничтожение — заключался в том, что у них отнимали, одну за другой, все степени свободы.

Дело, собственность, положение в обществе — все, чего они достигли в этой жизни и имели. Заказчики процесса сильно просчитались. Личности, распрямившиеся во весь рост, демонстрирующие ущербность бесконтрольной и произвольной власти, обрели совершенно иной социальный статус.

Возможно, водоразделом стала как раз черта между первым и вторым процессами. Про первый процесс еще можно сказать, что в нем была какая-то рациональность, пусть и в сильно извращенном смысле. Как рационален государственный переворот, который оправдывает полученная власть, или разбойное нападение, наградой которому служит захваченная собственность. Второй процесс не имеет и такого оправдания. Это чистый произвол, упертость властной дубины. Первый процесс уже был политическим.

Таковым его делал политический заказ. Обвиняемые осознали, что их защита есть акт политической борьбы и может быть только таковой. В физике-химии оно означает одно, в юриспруденции другое.

В тоталитарном обществе ее просто нет, политикой там являются химические реакции, протекающие в мозгу одного человека. Что это за процесс и какие процессы он может порождать, мы знаем по году.

Это была патология, по-видимому, медицинская и, безусловно, социальная, оставившая свой след и через многие десятилетия. В деле Ходорковского тоже присутствует патология. Защита вызывала Путина в Хамовнический суд в качестве свидетеля. В суд Путин не явился, но свидетельские показания дал.

Не отходя от трона. Сначала шепотом, как бы на ушко доверенным слушателям. По сути, это чистая диффамация, лжесвидетельство при всем честном народе.

По замыслу — шантаж, недвусмысленный анонс третьего процесса. По объявлению — приговор. Эдакая резолютивная часть по второму процессу, преподанная в форме, свободной от каких-либо юридических или политических норм. Именем Владимира Высоцкого и Российской Федерации: Ходорковский — вор и должен сидеть в тюрьме!

вам знаком термин басманное правосудие

И детским психологом в том числе. Арсений Нестеров, как я понимаю, был важным свидетелем. А вот если бы его не было, в чью пользу, по вашим ощущениям, продвигалось дело? Я ещё раз говорю, что это была сложная, напряжённая борьба. И, скажу честно, по моим ощущениям, многое зависело от Лизы. Она впервые выступала только. Мне казалось, что судье действительно важно было услышать и увидеть Лизу, посмотреть на неё. Кстати, ещё один немаловажный момент, но об этом я тоже могу только гадать.

На предыдущих заседаниях по разным причинам не было и самого Евгения Соложенкина, а в этот раз Евгений. И, возможно, судье это тоже было важно — посмотреть на него, послушать, - потому что, по сути, со стороны истца были только адвокаты. Красиво говорящие и всё такое, но только адвокаты.

А ответчик пришёл лично, посмотрел судье в глаза, и, возможно, это сыграло свою роль. Скажите, Александр, а как вообще в судебной практике суды относятся к детекторам лжи? Можно ли проверить героев или свидетелей? И можно ли принудить их к этому? На оба раза я отвечу "нет". Никоим образом принудить нельзя, тем более, несовершеннолетних — это во-первых.

Во-вторых, наши суды к этому относятся достаточно скептически. Даже по уголовным делам можно увидеть кучу писем, где имяреки пишут, что они добровольно прошли проверку на детекторе лжи, и, естественно, суды такие результаты к делу не приобщают. Ведь что такое детектор лжи? По сути, он показывает физические реакции человека — нервничает ли он во время задания вопроса.

То есть если, допустим, предположить, что ребёнку в целом будет неприятно вспоминать всю эту историю целиком, то на любой вопрос об этом деле детектор лжи у него всё время будет зашкаливать. Поэтому наши суды очень скептически к этому относятся. Может быть, есть исключения, где их берут в качестве доказательств, но обычно если их и берут, то в качестве некоего вороха — типа, вот справка, вот экспертиза, ну ладно, пусть будет заодно и детектор лжи.

А когда в каких-то гражданских делах детектор лжи сыграл бы решающую роль — я бы этом ни разу не слышал. Я почему об этом вспомнил. Вы сказали, что Лиза пришла, а Бибисара не пришла. С другой стороны, насколько я помню, мама Бибисары предлагала обеим девочкам пройти испытание на детекторе лжи, и как раз Бибисара была к этому готова, а Лиза, насколько я понимаю, отказалась.

Понимаете, то предложение, о котором мы говорим, насколько я помню, шло осенью, в рамках одной из шоу-программ центрального телевидения. Абсолютно очевидно, что никакого — ни научного, ни юридического — значения это бы точно не имело. Мало того, по тем случаям, когда мы сталкивались с телевидением в этом деле, было опять-таки абсолютно очевидно, что их бы интересовало что-то "жареное".

Поэтому главное, что я хочу сказать, — что лично я не вижу в детекторе лжи никакого практического смысла. Детектор лжи просто показывает, что на некий неприятный вопрос человек физически не среагировал или среагировал так же, как он реагировал ранее. Может быть, детям было бы труднее себя сдерживать, но всё равно это было бы просто шоу.

Возвращаясь к Арсению Нестерову. Вы сказали, что, видимо, в итоге поверили Лизе и не поверили Арсению. Можно ли из этого сделать вывод, что Арсений мог вообще навредить той стороне? Не навредил ли этот свидетель истцу? Может быть, и навредил. Судья — человек опытный. Свидетель Нестеров не появился вдруг с небес — его попросил допросить адвокат истца господин Добровинский.

Абсолютно очевидно, что то, что Арсений скажет, было адвокату известно. Не с бухты-барахты же он его пригласил. Поэтому если судья при этом приходит к выводу, что сторона истца притащила ему… не знаю, вправе ли я говорить "лжесвидетеля", но, скажем, юношу, который фантазирует, то, возможно, некий негатив, какое-то недоверие он у судьи вызвал.

Если сторона притащила такого свидетеля, то, как говорится, знает кошка, чьё мясо съела, на воре шапка — и сколько ещё есть разных выражений на эту тему. Так что он вполне мог навредить. Кстати говоря, скажу в защиту Александра Добровинского, что я лично даже не исключаю варианта, при котором по какой-то, мне неведомой причине, это могла быть инициатива самого Арсения — прийти и сказать, что он вот такое слышал.

А когда хочешь выиграть такое дело, то естественно, что когда появляется такой свидетель, ты внутренне хочешь, чтобы это оказалось правдой. Поэтому я не утверждаю, что это Добровинский его как-то подговорил. Вполне возможно, что всё было наоборот — Добровинский ухватился за этого свидетеля из ложно понятого чувства долга.

Пришёл Арсений, сказал, что такое слышал, и все радостно поверили, потому что хотели поверить. Господин Добровинский неоднократно писал, что они с самого начала предлагали вам пойти на мировую и требовали только извинений. Дескать, нужно только извиниться — и тогда никаких денежных вопросов и вообще никакого иска не. Рассматривался ли вами хоть в какой-то момент суда такой вариант? Нет, принципиально не рассматривался. Но я опять же оговорюсь, чтобы все понимали. Господин Добровинский требовал не просто извинений — он требовал в достаточно уничижительной форме, чтобы Евгений признался, что он всё это выдумал — специально, целенаправленно, чтобы опорочить репутацию Бибисары, и так далее.

И если Евгений прилюдно в этом признается и покается, то тогда, ладно уж, простят те шесть миллионов рублей, которые хотели с него получить.

В том смысле, что ничего Евгений не выдумывал и никого не подговаривал. Мало того, Евгений даже как-то пытался сделать, чтобы ничего этого не.

Живёт взрослый человек, и когда к нему приходит тринадцатилетний ребёнок, то приходится делать выбор — делаешь ты что-то или закрываешь на это. Может быть, Евгений даже предпочёл бы, чтобы Лиза пошла в туалет на полчаса раньше или позже, и ничего бы не. Но это моё личное мнение. Так что вариант извинений не рассматривался. Обсуждались ли на заседаниях шахматные вопросы? Или каким-то образом приближённые к шахматам?

Они обсуждались на очень небольшом приближении, потому что судье всё это непонятно, второй стороне всё это достаточно непонятно, так что… С грехом пополам объяснили судье, кто такой читер, как можно пользоваться подсказками, как шахматная программа может дать оценку и показать лучший ход. Ну и неоднократно, хотя достаточно косвенно, упоминалось решение комитета ФИДЕ по этике, который дисквалифицировал Евгения. Но опять же, поскольку и госпожа Дубровская, и господин Добровинский не шахматисты, то они, в основном, размахивали фразами типа: Вот примерно такая логика.

В этой цепочке есть некоторые изъяны. Вообще-то, с логической точки зрения, получается, что фактически решение Басманного суда стало противоположным решению Комиссии по этике. Мне по догу службы пришлось внимательно прочитать то решение. Грубо говоря, у них разные подходы — прежде всего мы говорим про инцидент в туалете.

В решении Басманного суда прежде всего рассматривался вопрос: Для Басманного суда при некотором перевесе доказательств это оказалось очевидным. Комитет по этике же берёт как бы более высокую планку и говорит, что в нашем тесном шахматном мире, для того, чтобы поднимать такой тонкий вопрос, недостаточно того, что Лиза что-то там слышала. Нет других доказательств этому, а раз их нет, то не надо было этот вопрос вообще поднимать. То есть, грубо говоря, у них разный подход.

Законы суда рассчитаны на все случаи — и общие, и частные. А комиссия по этике словно говорит: А Басманному суду предъявили для разбирательств конкретный абзац статьи — он и разбирался с этим конкретным абзацем статьи. Так что противоречий нет, это просто два немножко разных угла.

Тогда у меня такой вопрос. Даже если судья… Как её зовут? Даже если судья Графова поверила Лизе сегодня, при личном с ней общении, и не поверила Арсению, то разве не было приложено к делу вашим оппонентом, вероятно всё то, что фактически оправдывало Бибисару за всё это время? Потому что и античитинговая комиссия это проверяла, и во время турнира, насколько я помню, её неоднократно проверяли.

И потом, даже если в гроссмейстерской среде и есть разделение по вопросу "читер ли Бибисара? В чём мой вопрос? Если доказано, что Бибисара — не читер, то не является ли это достаточным основанием всё-таки удовлетворить иск? Это ведь два разных вопроса: Формально это два разных вопроса. Теоретически есть ещё и вариант, что Бибисара так странно разговаривала сама с собой — это ведь тоже не исключено. Но понимаете, с точки зрения российского закона это всё-таки два параллельных процесса.

С точки зрения закона всё очень. Есть некое утверждение в статье. И если истец приходит в суд, то он должен доказать, что это напечатал Соложенкин — но здесь спора не было, никто этого не собирался отрицать.

За "басманное правосудие" придется отвечать перед законом и страной

И плюс он должен показать, что вот это выражение про него — оно плохое. Вот ровно две вещи. После этого ответчик должен сделать всего одну вещь — доказать, что это было на самом деле, и вопрос закрыт.

Соответственно, наш суд подходит к этому вопросу достаточно формально. Грубо говоря, в соответствующем абзаце утверждалось, что Лиза Соложенкина слышала, как Бибисара Асаубаева сказала: Задача суда в этот момент я говорю достаточно упрощённо сейчас — прийти к выводу, считает ли он, что этот эпизод, эти слова имели место.

Теоретически то, о чём вы говорите, можно было бы заявить как косвенные доказательства. Теоретически можно было пойти по такой логике. Но суд не пошёл, и я с ним согласен. Опять же скажу, что, может быть, и Арсений оказал "медвежью услугу". Хорошо, если чуть по-другому поставить вопрос. Как вы думаете, это решение суда не бросит ли лишнюю тень на Бибисару? Не повлияет ли это на её репутацию? Честно говоря, я не думаю, что оно как-то принципиально изменит отношение к Бибисаре.

Потому что 99 процентов уже заранее заняли ту или иную позицию в этом инциденте. Перейдём на простой русский язык. Грубо говоря, судья Басманного суда Графова поверила Лизе Соложенкиной.

И вот условный Евгений Суров до этого момента самостоятельно не мог решить, верит ли он Елизавете Соложенкиной. И только после того, как судья Графова сказала, что она верит Елизавете, условный Евгений Суров выдохнет с облегчением и решит, что он тоже верит.

Опять же, для зарубежных шахматистов решение российского суда будет не особенно важным. Так что все, кто уже для себя выбрал ту или иную сторону, просто от решения суда обрадуются или огорчатся, вот и всё. Я не верю, что много кто из-за этого решения поменяет своё отношение к вопросу. Я думаю, что просто сторонники Бибисары будут говорить так, к примеру, как господин Добровинский уже успел написать в фейсбуке — "басманное правосудие". Это очень смешно, я даже не знаю, что имеется в виду — что мы им туда мешок денег принесли, что ли?

Или что им позвонили из администрации президента? Честно говоря, это всё было очень забавно. И смешно, и грустно тут то, что при любом решении суда та или другая сторона могла написать про "басманное правосудие". Я понимаю, но я бы так не написал. Я к судьям стараюсь относиться с уважением и доверием. Могу ещё раз сказать, что и три предыдущих заседания судья Графова вела такой железной рукой.

вам знаком термин басманное правосудие

В любом случае я бы дождался полного решения, внимательно его прочитал. И в любом случае я бы считал, что она вынесла решение, которое она искренне считает верным. А не то, чтобы на неё кто-то надавил, или что-то ещё. Поэтому бегите от адвокатов, которые всё валят на судей — это плохие адвокаты! Они тем самым прикрывают своё неумение работать. Что вы думаете вообще об Александре Добровинском?

вам знаком термин басманное правосудие

Наверное, вы знали о нём до этого заседания. И не проверяли ли вы я лично точно не проверялкакая у него действительно статистика выигранных дел? Были ли у него раньше поражения в судах? Трудно поверить, что за столько лет адвокатской практики их не. Конечно, я не проверял.

Мало того, невозможно за столько лет не взять дело, в котором судья с тобой не согласится. Поэтому я думаю, что это просто была фигура речи. Но на вас не давило его имя? Понимаете, в моих глазах у него нет никакого особого имени. Я не слышал о каких-то громких процессах, где он бы, с правовой точки зрения, сделал какие-то большие вещи. Я слышал про какой-то скандал с Киркоровым, где он представлял его интересы и, с точки зрения этики, как мне кажется, не очень правильно себя повёл.